xumg (xumg) wrote in m_sch,
xumg
xumg
m_sch

Надеюсь, не оффтопик

Ранее здесь в очень спорных топиках говорилось об эротике в текстах МЩ. Не далее, как сегодня произошел реальный случай виртуального секса, в котором участники использовали только цитаты из разных произведений Щ. Это НЕ филологический пассаж или компилят, но РЕАЛЬНАЯ запись виртуального секса, со всеми вытекающими. Ничего практически не правлено, разве чуть-чуть подредактировано. Думаю, присутствующим будет любопытственно. Сами участники измождены и ушли спать (сеанс длилися 2,5 часа под утро).

М.: Ах, оставьте вашу скуку!
Я не верю в вашу муку.
Дайте руку, дайте руку
и забудьте про мораль....

Ж.: Взором сверкнуть, рукав обновки лондонской закатать…

М: Наклоняясь к изголовью,
обратись ко мне лицом,
обменяемся любовью,
перекинемся словцом.

Ж.: Потянет-одурманит под аккомпанемент,
и вот, глядишь, настанет решительный момент.

М.: И, напротив, когда вдохновение плоти
волнует и застит глаза, -
я нисколько не против, не только не против,
напротив, я полностью за!

Ж.: Хотя и помним, что чем коралловый аспид, гадины краше нет! :Ъ

М.: Не к вам, не к вам ли я теперь уже совсем почти испытываю что-то,
что по некоторым признакам похоже на любовь?..

Ж.: а если облако похоже на танк - значит, ему положено так!!!

М.: Зря ты глаза прячешь…

Ж.: Не соврешь - не совратишь!

М.: Так, но чем невеста рискует? А ничем.
Тут уж давно всё известно. Я это яблоко съем.

Ж.: В канкане вакхической свадьбы, полночных безумств посреди...

М.: А хороша-то как, беда и только, так хороша.
Очень идёт к тебе всё это. Так никогда не шло.

Ж.: Глядя как сталактит истекает горючей слезою...

М.: И под ним сталагмит вырастает своим чередом...

Ж.: А если жиже стала снежная гладь - лыжи пора менять!

М.: Тени танцуют. Фальшивит гармоника. Странно, что кошка молчит.
Мнётся муар и морщит. Боже праведный.

Ж.: вне связи с миром на тонул в снегах двуглавый терем…

М.: и долго в келье темной ре-минор клубился томный,
вибрировали септимы и слышалось фюи-фюи...
Ж.: Всё хорошо, не надо краше.
Свежий пленэр, живой задор.
Новый узор на патронташе.
Бравый аллюр во весь опор.

М.: И рысью, да не той, какой рысак рекорды бьет.....

Ж.: Я награжу тебя наградой,
только не падай подо мной.

М.: Я спрашивал себя: не обморок ли это?
Мне чудилось, что всё сошло с ума,
что мы уже не мы, не здесь уже, а где-то,
где долгая и жаркая зима.

Ж.: Гамак... Песок... Нога...

М.: Размах почти морской. Разгул, напор.
Волна вполне пьяна. Безумен шквал.
Картина Репина "Девятый вал".

Ж.: Руки-ноги, думаешь, зачем?!
Затем!!!
Нам лучше знать!!!

М.: Я меркну
пред этим волнительным чудом природы:
когда наслажденье вкушают костями -
сие недоступно уму моему.

Ж.: Уж тут не то, что "Боже мой!"
А просто "Мамочки мои!!!"

М.: Я в потёмках дымных терял глаза,
от пальбы тупел, зарастал бронёй.
Ты роняла в пыль аромат и шарм,
изумруды, яхонты, жемчуга.

Ж.: Если хочешь, выстрели мне в лицо - через 2 часа я приду в себя!

М.: но чтоб не видеть этих глаз, больших как небо....

Ж.: Крупный план, ряды немеют, в музыке само собой diminuendo.

М.: И не нужно движений, достаточно взгляда,
как всё начинается вновь:

Ж.: Большая твоя двустволка
стоит, прикладом прильнув к стене...

М.: И дрогнул мрамор, горн запел вдали,
согласье глаз решило час свиданья.

Ж.: Горит восторгом каждый лик, и каждый взор восторгом блещет.

М.: Уж не эта ли сладкая влажная даль,
Не она ли одна, не затем ли?...

Ж.: пускай не раут, скорей дебош - ни протокола, ни фонограммы..

М.: А она смеялась, а ночь не кончалась.

Ж.: Земля провалится - мы не дрогнем,
погаснет небо - мы не заметим.

М.: Я в потемках дымных терял глаза,
от пальбы тупел, зарастал броней…

Ж.: Сказано же русским языком - НИКАК НЕЛЬЗЯ!!!

М.: "Не вибрируй! Дыши через раз!!!"

Ж.: Вспышка рвёт пастораль в куски коротким замыканьем!

М.: И когда, пожар, повторяю, стал
опадать, клубя многолетний прах;
до нуля дотлел основной ресурс,
а за ним неспешно иссяк резерв;

Ж.: Огонь ещё моргал, мерцал. Извивы и изгибы
пестрели на стене. Но мы смотрели не туда.
А это был последний текст, который мы прочли бы.
И сумерки уже над ним смыкались как вода.

Одно лишь слово было там, и слово было - "да".

М.: Слева - сто лет мглы. Справа - Сан-Франциско.
Север - в северном сиянье, юг - в дымах.
Какой размах! Как близко...
...Гибель!!! Навек и напрочь!!!

Ж.: "Момент! И все покрывает мрак! А дальше - не наше дело..."

М.: Но вот кимвал сыграл сигнал. Взлетел покров цветной.
Иссяк наплыв. И я, чуть жив, шагнул долой. Домой.

Ж.: Утренний сладкий лепет: «Верю, ты будешь долгим, счастье мое…»

М.: Школяр, очнувшись, размял до хруста
плечо. Бальзамом висок натёр.
Сказал Гертруде: "Прощай, Августа".
Зевнул. Пригладил вихор.
И вышел во двор. Там пусто.

Ж.: Предмет, так сказать, нашей лекции в ней освещён досконально,
глубинные связи раскрыты, вопрос о бессмертье решён в положительном смысле.
Занавес. Обморок.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 25 comments