joe_chasmtons (joe_chasmtons) wrote in m_sch,
joe_chasmtons
joe_chasmtons
m_sch

Categories:

Приблизительные тексты новых песен

На тринадцатый день календарь стушевался,
и время повисло отвесно.
Жили в нём и не ведали мы ни о том,
сколько нам до отъезда, ни о том,
доживём ли.

А когда от неведения мне и тебе
почему-либо делалось не по себе,
до заката пустую покинув гостиницу,
шли мы в деревню.

Словно снеди и вправду хотели простой,
что осталась еще от недели Страстной,
то есть местной еды, впрочем,
столь же безрадостной, сколь и густой.

А природа цвела, и на пасеке ульи гудели, как струны в рояли.
А в воде, вдоль которой мы шли, неподвижные рыбы стояли,
шевеля только ртами. Но иною казалась еда, чем ждалась,
и над заводью заросль кололась и жглась.
И не пресной от берега веяло мелью,
но далью и солью.

Намечалось начало всего, что затем,
и душа совпадала с немыслимо чем,
и мерещилось ей, будто небо рыдало
над этим над всем.

Ничего-то оно не рыдало, скорей хохотало оно и глумилось.
Да не вслух, не для нас, высоко, а неведенье сладко дымилось,
как река, то есть рядом. И случись нам скатиться в неведенье то,
чтобы там воплотиться немыслимо в что,
ничего-то с собою не взяли мы кроме бы этих каникул.

Чей напев был неладен и голос хоть брось,
где не все то цвело, что кололось и жглось,
где ничто не умело как следует сбыться,
и вот не сбылось.

Где и выжили мы бы едва ли, но где
неподвижные рыбы стояли в воде,
как во сне, обнимающем вечность,
но длящемся меньше секунды,

где душа лишь себя не боялась одной,
и надменное небо смеялось над мной,
но грозой не лилось
и глазам не являлось,
плыло стороной.
Плыло стороной.


Без выходных, в три смены, конец квартала, своя гордыня.
Гвалт за окном и грохот, сдают объект, строители страх проворны.
С десяток зим тому здесь была пустыня.
А нынче улица Красных Зорь: этажи, балконы, антенны, средние волны.
Диктор сулит концерт по заявкам чьим-то в двенадцать с чем-то.
Я не писал заявок, но слушать стану, жуя сухомятный полдник.
Искал разбавить, шарил в шкафах, но тщетно.
Остался лишь полусладкий вздор от гостей вчера или ране, кто их помнит.
Кто их поймёт внезапных, зачем возникли, чего хотели.
Тратились, рылись в адресном, только бы снять ленивца с кушетки шаткой.
Дорогой мёрзли, вязли в снегу, холодели.
На предпоследний пешком ползли,
отключён подъём, что-то там не в порядке с шахтой.
Вздор по чужим заявкам, а щёлкнуть жаль, уж одно к другому.
Не повезло с напитком, так пусть певицу зовут Изабеллой тоже.
Не всё чинить допросы себе дорогому,
не век терзаться, зачем вчера, а равно и ране жил, мол, как жить негоже.
Да, мельтешил, слонялся, ломал хлеб-соль, не растя колосьев.
Незачем было жить, ни за чем и не жил, имел, что лежало плохо.
Чужую воду брал из чужих колодцев.
И то не так чтобы очень брал, сторонясь размаха, успеха, переполоха.
Эх, бирюзовые, золоты колечики, где вы, чьи вы?
В адресном не узнаешь, не намекнут вино и певица, тёзки.
Погасли зря среди лебеды и крапивы
приметно памятные когда-то цветные девичьи птичьи глазки и слёзки.
Завтра, вчера, всегда отключен комфорт, высоки ступени.
Выйдешь по что-нибудь, а наверх ползи потом без подъёмной клети.
Само собой грехи, так еще колени(?),
то те, то эти грозят сумой при оплате в должной валюте, не те, так эти.


Не надо было думать, что само
растает наважденье к лету,
что призрак этот канет в лету сам
без помощи властей.

Вот если бы, едва пришёл он к нам,
его мы посадили в клетку,
тогда бы ни скандала, ни страстей.

А нынче впору в область почту слать,
явился, мол, пришелец нервный,
которому не то что «Руки вверх!»,
но скажешь только «Эй!»

И он уже шумит, как море,
а море миру недруг верный,
и призрак тоже недруг,
знать бы чей.

Хотя бы знать, умён ли, глуп ли
он, повадлив на какие плутни,
Из тех ли он, бразды при ком не взрой
и сотки не засей.

Кто наши все початки прекратит,
отменит черенки и клубни,
вкушай потом объедки,
латки шей.

Пытались проходимца лестью взять,
мол, очень ты шумишь искусно.
Надеялись, размякнет недруг, но
сказали только «Эй!»

И он уже молчит, как камень,
а камню никогда не грустно,
ему заботы нет ни до кого,
его пренебреженье таково,
его предупрежденье грозово,
не надо было думать, что само,
а надо было белый, что ли, флаг
пошить из лоскутов и латок,
послать уведомленье в область,
пусть готовят толмачей.

Одеться максимально скромно,
остаться без щитов, не в латах,
забыть на время злость и доблесть
и кинуться пришельцу в ноги.
Сказать ему, что самый острый меч
повинной головы не рубит,
мол, если мы не правы, что ж, казни,
но лучше пожалей.

А он опять шумит, как море,
а море никого не любит,
а море не жалеет никого
уже по той причине, что оно
море.


Десять первых лет я в изумлении таращился на белый свет.
Впрочем, и потом воспринимал происходящее с открытым ртом.
Даже и затем, ещё разинув рот, нередко замирал я нем,
чуть только возникало предо мной, ой-ой,
иного пола существо, и повергало в зной.

Раз в густом метро одно такое угодило мне зонтом в ребро.
Всякий тут бы взвыл, а я напротив приосанился и рот закрыл.
В загсе номер пять нам поручили подружиться и совместно спать.
Я лестницей бежал бы боковой, ой-ой,
но там с букетами и в галстуках торчал конвой.

Десять первых лет мы утешались идеалами, которых нет.
В дверь стучался быт, изъяны нечем было крыть, и получался стыд.
Вдруг узналась весть, что можно крыть материалами, которых есть,
и мы не постояли за ценой, ой-ой,
и где потрескалось, навесили ковёр стенной.

Цел он и сейчас. Его бахромчатые джунгли поражают глаз.
В джунглях виден лев, и на лице его голодном очевиден гнев.
Ясно, что не Босх, но тоже душу веселит и тренирует мозг.
Недаром очень много вечеров с тех пор
я скоротал, в узор означенный вонзая взор.

Вечер гас и тлел, гуляли мухи по ковру, а я сидел, смотрел.
Думал года два, пока не выдумал, что муха интересней льва.
Лев пред мухой прост, всего-то пафоса, что грива, аппетит и хвост,
а у неё и крылышки и ножек шесть,
она довольствуется крохами, которых есть.

Сыну в десять лет мы подарили барабан, а надо было нет.
Мальчик-меломан повсюду ходит с барабаном и бьёт в барабан.
А когда не бьёт, то окунаешься в безмолвие, как муха в мёд,
И чудится тебе, что только рот закрой,
и всё желаемое сбудется само. Нет, ой.

Исправления приветствуются.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 14 comments