October 25th, 2003

2015 май, Макс улыбающийся
  • rempel

День словно в стороне висел

Михаил Щербаков
КОНЕЦ НЕДЕЛИ
День словно в стороне висел, нас как бы не касался. Am A B
Он выдался не хмур, не скор, не более весом, Gm A7
чем всякий дар небес, и нам последним не казался. Am Dm
А это был последний дар - и никаких потом. Am G E7/G# Am
Но кто же в пятом знал часу, что станет с ним в шестом? E7 E7-9 E7 Am
Вне связи с миром наш тонул в снегах двуглавый терем,
и рысью, да не той, какой рысак рекорды бьет,
а родственницей льва, сиречь лесным пятнистым зверем,
шли сумерки на нас, но мы не брали их в расчет.
А ром меж тем уже не грел, и джем горчил, и мед.
В жаровне жгли мы хлам сырой, она черно чадила,
и было вопреки слезам и стонам здешних зим
окно отворено, ведь нам на ум не приходило,
что это наш последний дым, и ничего за ним.
А зверь меж тем сужал круги, неслышен и незрим.
Рассеянные, как чета беспечных новобрачных, Am E F
мы вздрогнули, когда не в срок, отстав на целый круг, Dm E7
прокаркал заводной летун двенадцать равнозначных, Em Am
двенадцать безразличных раз, - но вздрогнули не вдруг. Em D H7 Em
Меж тем летун порхнул в окно, и взмыл, и взял на юг. E7 E7-9 E7 Am
Огонь еще моргал, мерцал, извивы и изгибы
пестрели на стене, но мы смотрели не туда.
А это был последний текст, который мы прочли бы,
и сумерки уже над ним смыкались, как вода.
Одно лишь слово было там, и слово было "Да".

Мои комментарии (Макс Ремпель)
1. двуглавый терем, ... вопреки слезам и стонам здешних зим... жгли мы хлам сырой - думаю, это описание подмосковной дачи, воскресенья, проведенного на зимней даче.
2. Рысью, да не той, какой рысак рекорды бьет, а родственницей льва, сиречь лесным пятнистым зверем... а зверь меж тем сужал круги - тут все ясно, хищник, угроза.
3. прокаркал заводной летун ... Меж тем летун порхнул в окно, и взмыл, и взял на юг - кукушка. Думаю, что здесь очевидная аллюзия на "Кукушка, кукушка, сколько мне жить осталось".
4. взял на юг - "Уехать на юг" в узких кругах в 80-е годы означало уехать в Израиль. Не знаю, имеет ли это отношение к смыслу, но см. дальше.
5. извивы и изгибы пестрели на стене ср. с Брюсовским: Тень несозданных созданий / Колыхается во сне, / Словно лопасти латаний / На эмалевой стене.
6. Рассеянные, как чета беспечных новобрачных - вот тут основная загадка песни. Кто были эти "мы"? Очевидно это была их последняя встреча. Возлюбленная? Друг? Родственник?
В пользу возлюбленной говорит: Одно лишь слово было там, и слово было "Да", (так и не прочитанное)
Сравните с другими песнями про даму сердца:
Ой, да что ж это такое (1982), Затем же, зачем рыжий клоун рыж (1989), Порою давней (1990), Вторник, второе августа (1994), Сверчки-кузнечики (2000).
С другой стороны, тогда, в 1996, когда песня писана, маэстро относился к дамам нарочито свысока, и не позволял себе, снизойти до преклонения, или тем боле жалобы. Отсюда исходит второе предположение, что это вовсе не дама, а друг или родственник, причем мужеска пола. Как тогда трактовать последнюю встречу? Отъезд в Израиль в те времена уже не воспринимался как последняя встреча. Стало быть гибель?
Тут и кукушка, и рысь, и "последний дым, и ничего за ним" и "кто же в пятом знал часу, что станет с ним в шестом"
На этой неразрешенности и раскланиваюсь. Историки рассудят.
2015 май, Макс улыбающийся
  • rempel

У церкви стояла карета

Эта песня уже замечательно прокомментирована тут:
http://blackalpinist.com/scherbakov/fans/kom.html

Я добавлю лишь пару комментариев.

Может быть для некоторых и очевидно, но я только недавно заметил:
сначала жених
лицом - титулярный советник, / пылок и обут в сафьян,
а после изгнания он уже
в широкой тибетской одежде, / флигель-адъютант лицом.
Явное понижение по службе.

И статус кво упоминается вовсе не случайно, лирический герой его явно нарушает.