July 1st, 2007

Угрюмые мысли

Сборник "Тринадцать дисков" всем хорош, кроме аннотации (в которой написано, что "Щербаков более четверти века работает в жанре иронической песенной стилизации"), и такой же по смыслу фразе Д.Быкова на последней странице обложки : "хорошо сделанные вещи - вот Щербаков, вот главная его особенность и фирменный знак, и этого вполне достаточно, хотя перед нами, в общем, новый род словесного искусства - искусства, ничего не обещающего, ничего не учащего и ничего не открывающего".
Быковский стиль сам по себе почему-то очень давит. Быков как-то написал большую статью о том, что в песнях Щербакова ничего нет, кроме пустоты, на зато этой пустоты очень много - и назвал эту статью сосответственно музыке своей души - "Пейзаж с Щербаковым". Вот это ЖЗЩ и звучит и скрежещет.
Очевидно, зрелище откровенного бесстыдного нарушения Десятой заповеди (запрещающей зависть) - так сказать, прямо на площади, перед всеми - сильно угнетает. 
Хотя какие могут быть ещё варианты? Отсутствие художественного вкуса у аннотатя и обложковца никак не предполагается, не может такого быть; экспозиция прорехи на "вижу смысл" - а за каким, так сказать, цветочком?
С другой стороны, а кому какое дело? Вышел сборник текстов песен с тринадцати дисков; ясно, что тем самым энтропию сильно попятили - вот она и скопилась непосредственно около и вокруг. 
Ерунда, в общем.
Всё правильно.
Но вопросы остаются. Как можно подобраться к анализу песен? Как разбирать поющееся слово, как его приостановить для анализа. Какие слова могут быть...
Речь. Речь, а не язык. Как можно ( и можно ли вообще) с логикой, т.е., методом принципиально не включающем в себя время, подойти к объекту, которому ритм и время имманентны?