January 29th, 2010

1998

Сыновья придумали игру

Они ищут у Щербакова песни, в которых отсутствует первое лицо. То есть чтобы не было ни местоимений первого лица, (в т.ч. притяжательных - "мой", "наш"), ни глаголов в первом лице.

И оказывается, таких песен не слишком много. В большинстве песен лирический герой прямо высказывается (разумеется, от первого лица), а в других песнях лирический герой, описывая происходщее или обращаясь к герою, все же иногда выдает себя:
"Проживи, как я", "не забывай, что у нас сеанс"

В "Романсе", казалось бы, лишенном первого лица, вдруг "но о том не речем". В отстраненном описании Chinatown-а, в уже сгущающихся сумерках вдруг проблескивает рамка высказывания лирического героя: "чем нас с тобою".

Есть еще случай, когда первое лицо присутствует, но принадлежит не лирическому герою, а персонажу, описываемому в третьем лице: "Верю, ты будешь долгим, счастье моё", "Я могу уехать хоть в Саратов, хоть в Житомир", "good-bye my home" и т.п..

И еще пограничный случай с выражениями типа "наш угонщик". Обсудив его, мы для себя решили не считать это указанием на первое лицо.

А вот интересно, найти песни, в которых и второго лица нет, только строго третье, и без прямой речи этого третьего. Кажется мне, что таких совсем мало.

--------
По ходу этих разговоров ребята вовсю каламбурят. Миша, к примеру, сегодня выдал: "Фридрих, хватит уже ходить, найди себе героя"
1998

"Опасаясь выступить за рамку..."

По ходу обсуждения игры с грамматическим первым, вторым и третьим лицом всплыла тема рамки, границы между мирами. Я это вижу примерно так.

Во-первых, есть слушатель песни (или читатель текста).

В тексте может быть изображена картина (как в "Балтийских волнах"), и тут мы обнаруживаем первую рамку, отделяющую мир текста от мира слушателя (зрителя).

Либо же в тексте существует лирический герой (ЛГ) со своим высказыванием (рассказом). Тогда первая рамка - вокруг ЛГ, она отделяет его от слушателя. Речь ЛГ описывает вторую картину ("Есть океан, которым брежу я"), и тоже с рамкой вокруг нее.

Тогда получается три мира (мир слушателя, мир ЛГ, мир рассказа), разделенные двумя рамками. Сам ЛГ при этом расположен в пространстве между первой и второй рамками. Если ЛГ рассказывает только о мире внутри второй рамки, то обычно сам он затенён, слышен лишь его голос. Но иногда он выходит из тени и что-то произносит через границу миров, обращаясь либо к слушателю (через внешнюю рамку), либо к персонажу (через внутреннюю - "эй, кхмер").

Взять, к примеру, Chinatown. Все, что там описывается, происходит внутри второй рамки (в сумерках китайского квартала). Сам ЛГ, стоя в тени между первой и второй рамкой, рассказывет о происходящем, а потом, на секунду выступив из тени, прямо обращается к слушателю ("... чем нас с тобою"). Мир внутри второй рамки постепенно удаляется, как будто камера отъезжает и захватывает все больший пространственный и временной масштаб.

Более сложный случай, когда ЛГ сам является действующим лицом внутри второй рамки. При этом ЛГ одновременно и персонаж в том нарисованном мире, и сам же рассказывает о нем (и тогда лучше различать роли ЛГ-расказчика и ЛГ-персонажа). В особо сложных ситауциях образуется целая система этих рамок и экранов, как в кино, где сначала зритель смотрит на некую картину, а затем камера отступает, становится видна рамка и оказывается, что та предыдущая картина была изображена на экране второго порядка, который расположен внутри изображенной картины, и так далее, причем в каждой рамке не только свое пространство, но и свое время (к примеру, прошлое, детство). ЛГ может пересекать эти рамки, входить внутрь их ("А часа через два ни с того, ни с сего, на дворе постоялом я встречу его"), смотреть на своё изображение со стороны ("Но кто, смотри, вон там? По всем статьям я сам"). А в песне "Это не я" ЛГ-расказчик смотрит на ЛГ-персонажа, разглядывающего фотографии ЛГ-персонажа второго порядка, причем все они отказывются от отождествления со своим изображением.

В финале может произойти выход из рамки ("и тут я ставлю точку с запятой"), свертывание внутреннего пространства ("Марш - под нож монтёрский, на верстак монтажный, плоский как ладонь") или даже случиться взрыв всей системы рамок и экранов ("вспышка рвет пастораль в куски коротким замыканьем").

----
P.S. По-хорошему нужно бы тут подтянуть какой-нибудь литературоведческий инструментарий, с фокализацией, амплификацией, хронотопом, автонимической речью и т.п. Но я не умею, может, специалисты напишут...