Игорь Грызлов (gryzlov) wrote in m_sch,
Игорь Грызлов
gryzlov
m_sch

Categories:

Ольга Чикина "записка про Щербакова"



Неожиданно для самой себя очаровалась творчеством М.Щ. Несколько дней уже! И это второй приступ!
Так нравится, что даже сложила про него хвалебную записку.
Вот какую.



…эта философичная, несентиментальная лирика с ноткой стоически принятого отчаяния порой бывает нужна как воздух.

Михаил Бутов

Многие из нас выросли в мире пафоса, аффектов и грез. Со временем он куда-то делся. За ним пришел другой мир - симулякров, потребительства и позитивного мышления. Даже и не знаешь, какой лучше. Оба - так себе, если честно. Хорошо еще, что время от времени случается одиночка, созидающий для нас миры получше. И совсем хорошо, если он умеет их защищать.

Сочинитель песен Михаил Щербаков в качестве оружия защиты использует стоический идеал – отстраненность и апатию. Древние стоики, придумавшие апатию, или бесстрастие, не хотели ничего плохого. Апатия – это то, что помогало им держаться в стороне от внешних благ, не имеющих, по их мнению, никакой ценности.

Отворачиваясь от общепринятых ценностей, принципов и благ, художник-стоик в своем созидании лишается какой-либо внешней опоры и права на помощь со стороны. Он обречен на отчаянное одиночество, и он же на нем настаивает, расширяя свое приватное пространство до крайней границы. Потому что одиночество делает его непринужденным и свободным от внешней и внутренней ангажированности.

Все это вполне можно отнести к личности и творческой позиции М.Щ., который скорее всего тоже не даст за современные внешние блага ни цента. При этом он хорошо знает цену своему художественному слову, его многозначности, многомерности, объему и магической силе. Он знает цену тому огромному наследию, частью которого является сам. В ситуации концерта М.Щ. время от времени расставляет культурные вешки, необходимые в путешествиях по его творчеству: «Есть ода у Горация. Наверное, знаете. Неужели не знаете?»

Любая из его песен – художественная авантюра, игра, интеллектуальное, духовное и культурное приключение, интрига, похожая на старинное кружево: нельзя догадаться, как оно сделано - чаще всего это означает, что мы имеем дело с художественным произведением, а не с ремесленной поделкой.

Сам же автор исполнен достоинства, отстранен, остроумен, ироничен и по-старомодному изящен, он умеет легко скользить меж пространствами и временами, раздвигать миры и преображать действительность.

Его речитативы действуют как магические заговоры, они так чертовски красивы, что недоверчивый рассуждает об обмане и мистификации.

А доверчивому в этом мире и легко, и опасно, и горько, и отрадно. Здесь много воздуха. Мысли и чувства глубоки и новы. И никакого мифического щербаковского холода что-то не наблюдается. Но есть холодок в позвоночнике, и есть замершее, как в детстве, сердце, - признак того, что ты попал внутрь этого приключения, что ты уже ведешь свою личную рискованную игру в самом центре художественного пространства щербаковской песни.

М.Щ. лишен дидактизма. Ему чужды оптимизм, пафос, толерантность и «задушевность» – вещи, столь дорогие сердцу традиционного кспэшника. И, что особенно греет лично меня, – ему совершенно чуждо это плоское и убогое «позитивное мышление», которым ныне так зачарованы менеджеры среднего звена.

Его недосягаемость, строгость и отстраненность не всех устраивает: мы-то любим, чтобы наш герой был прост и дружелюбен как Ильич. Но М.Щ. не подписывался никого устраивать. Так что давайте не роптать. А лучше поздравим друг друга с тем, что у нас есть возможность слушать такие великолепные песни, и пожелаем их сочинителю здоровья и долгих лет жизни.

Оригинал и обсуждение здесь http://chikina.livejournal.com/34166.html?nc=19
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments