user04092014 (user04092014) wrote in m_sch,
user04092014
user04092014
m_sch

Category:

Расшифровка концерта 17.05.2015

Уникальный комментариями концерт.

Сегодня всегдашние эпиграфы еще и дадут возможность, я надеюсь, опоздавшим подойти. Первый нарочито бодрый, потому что надо как-то мобилизоваться.

Достиг вершин…

Ну вроде бы все слышно хотя бы. Остальное может как-то и приложится. Второй эпиграф не такой веселый, хотя тоже цирковой.

Дрожь унялась…

Значит, что будет не так, как всегда. Сегодня решил не слишком пространно, но все-таки сопроводить комментариями исполнение песенок в большей степени, чем обыкновенно. Запросы на эту тему извне, а также и прямые нарекания с самых давних пор я получаю, испытываю, ну в том смысле, что, дескать, что побудило к написанию, были ли какие-то поводы, есть ли прототипы, в конце концов, интересны и сами обстоятельства сочинения, да и в общем и сам процесс, ну и тому подобное. Я обыкновенно отнекиваюсь, говоря, что чаще всего никаких ярких или заметных поводов не бывает, что обстоятельства, в которых происходит сочинение, ну да, иногда бывают значительны, но опять-таки для сочинителя, а никак не для всех остальных. Ну, скажем, был насморк или плохая погода. Это было чрезвычайно важно и очень помогло, но потом это не имеет никакого значения. А что до процесса, да, он… то есть я имею в виду, как собственно отдельные звуки соединяются в некую последовательность, это интересно и увлекательно, но снова только для сочинителя, насколько я могу судить. И плюс ко всему это интересно и увлекательно собственно во время сочинения, пока этот процесс не закончен. А каждый раз, когда он заканчивается, довольно скоро все это вспоминается достаточно смутно, расплывчато, а чаще всего… не чаще, но нередко просто-напросто забывается. И это все не отговорки, а вполне себе чистая правда. И тем не менее иногда вот я решаюсь попробовать перемежать пение какими-то примечаниями, отчасти для разнообразия, отчасти, и может быть в основном, для того, чтобы убедиться, что это делать не следует. Вот и сегодня решил попробовать. Итак, итальянская песенка с последующими замечаниями, очень лирическими, кажется. Я так строго все не придумал, понадеялся на вдохновение. Как мне кажется, да, это вдохновение диктует сугубый интим.

Шарманщик

То, что я вспомнил, это такая моя, помимо всего прочего, личная ошибка, или, еще точнее, личный ошибочный прогноз, такой в моей практике очень заметный. Дело давнее, в те времена путешествовал я мало и, с одной стороны, конечно, хотелось как-то свои представления об обитаемом мире ну не то чтобы расширить, а как-то обогатить, что ли, такими непосредственными впечатлениями, с другой стороны, зрело какое-то ощущение и даже сознание, чтобы не сказать почти уверенность, в том, что каким бы ни был, где бы ты ни был, местный колорит, со всеми ландшафтами, традициями, не знаю, манерами, этикетом и всем чем угодно, тем не менее другой жизнь там тоже не является, так коряво выражаясь. То есть все это не изменяет и не колеблет чего-то основного и сущностного. Вот так мне казалось, ну конечно, понаслышке, по литературе, по кинематографу, а откуда собственно еще. Подтверждений не было, но вот своих персонажей тогдашних я отправлял в разные дальние дали еще, видимо, с этой целью, иногда абстрактной, а иногда и с конкретными названиями географическими, вот как вот в этом случае, в Италию, например, и они там собирали для меня подтверждения моей правоты, потом возвращались и я на некоторое время успокаивался. Это все, кстати говоря, будет сквозной темой всего нашего сегодняшнего мероприятия, сегодня все песни в основном будут связаны с поездками. А потом я во многих из этих мест, в которых раньше не бывал, но упомянул где-то, побывал и, надо сказать, обнаружил, что почти нигде не ошибся. Кроме одного-единственного случая. А именно с Италией. Вот как-то так получилось, что единственное место, где от первой секунды пребывания до последней и еще даже эхом потом немножко вот это ощущение того, что находишься не просто в другой жизни, в особенной какой-то такой, но необъяснимо особенной, потому что внешне это никак не выражается, внешне вроде то же самое, стоят дома, ходят люди, текут реки или моря плещутся. А вот что-то такое. Очень мне все это было загадочно, таинственно, притом, что во всех остальных местах, и самых далеких, и даже экзотических, где-то, понятное дело, через день-два пребывания уже осваиваешься и не воспринимаешь это как что-то отдельное от привычного твоего существования, а просто какой-то еще один пункт твоей биографии. Чего у меня не получалось с Италией. Понятно, что все это субъективно, но я с самого начала предупредил, что объективности от меня сегодня ждать не приходится в моих разглагольствованиях. Но я поверил и в синдром Стендаля, и даже в эти легенды насчет того, что не то почва, не то вода там где-то в Италии выделяют какую-то химию, которая делает атмосферу отчасти наркотической. Я не то чтобы в это поверил, но отрицать это я тоже не могу. Вот такая вот вышла ошибка. Поэтому к Италии мы еще вернемся. А сейчас та же тема, но с совсем другим пафосом и с другим акцентом, в данном случае с американским.

Чепуха, чепуха…

Еще хотел бы заметить, что все, что я говорю, иногда даже с какими-то оценками, а кое-где безоценочно, это мало относится к значительности самих результатов, что ли, да. Ну буду говорить вот о том самом процессе, да? Вот это только что исполненное сочинение опять-таки лично для меня, для моего опыта важно и памятно по, казалось бы, такой незначительной причине. Она сочинялась во время поездки, дальней, длинной поездки. И что было здесь неожиданно для меня – я не знал за собой таких возможностей ранее. То есть мне казалось, что все, на что хватает моих способностей, это как можно более сосредоточиться на восприятии в пути, в путешествии, как можно более активно воспринимать информацию и перерабатывать, но только не что-то производить самому, какие-то мыслительные опыты. А вот оказалось, что это получается. Казалось бы, пустяк. Но я так обрадовался, что решил это зафиксировать, это совершенно новое для меня открытие в себе. Поглядел в окно, там как раз был Нью-Йорк, и только поэтому Нью-Йорк оказался в этом тексте, так он был без национальности, и вот так вот как-то все объясняется. Так сочиняется. Чтобы не отходить далеко от географии, кажется, мы больше с Америкой не встретимся нынче, то еще одна, тоже по американским впечатлениям песенка, но в отличие от той, которая только что исполнена, это песня по воспоминаниям, то есть уже по возвращении на некоторую дистанцию.

Рыба

Помимо дальних поездок, пытался я как-то опять-таки расширять свои географические, но и не только, знания и поездками поближе, так, однажды затеял чуть ли не со всех московских вокзалов съездить в какие-нибудь близлежащие города и селения, посмотреть в разные стороны окружение такое, Подмосковье и чуть-чуть дальше, чем Подмосковье, ну так это назовем. Это не увенчалось никаким успехом и быстро я к этому утратил интерес, может быть, потому что, собственно, сам вырос в одном из таких городков и не скажу, что сильно познавательно. Но вокзалы изучил и полюбил и тоже не смог не отдать дани. Помимо всего, следующий номер по скорости чуть ли не самый рекордный случай, это придумано часа, может быть, за два. Такого не бывает. Ну, правда, и результат, конечно, прямо скажем, легковесный.

До поезда

Сейчас несколько песен, три песенки, которые никак не важны, ни в каком смысле, никакого опыта. Единственное, что я о них могу сказать, это то ли рецидивы, то ли инерция того, как мне когда-то, в самом начале сочинительства представлялась ну что ли позиция лирического персонажа или что-то вот такого рода. Это потом все задним числом я сообразил. Конечно, сочинял без всякой идеологии, как сочинялось, а потом оказалось, что мне представлялись все эти песни вроде бы как некие такие декларативные арии воображаемых героев, героев некоего протяженного довольно, бессвязного песенного представления, где, естественно, у каждого есть свой идеологический номер. Вот он на авансцену выходит и не то чтобы там выразить свое настроение или показать свои вокальные способности, просто сказать, кто он такой, вот я Карабас-Барабас или, наоборот, Мальвина, в этой пьесе я выполняю такую-то роль, о жизни я думаю то-то и то-то. Вот по такой схеме в общем-то строились песенные тексты, и мне это представлялось довольно естественным. Потом перестало представляться таковым, но нередко песни именно такого рода случались, в разное время причем, между ними большие промежутки. Я их сейчас покажу. Иногда это вроде бы как в виде дуэта, иногда сольная ария, по-разному может быть. Театр.

Ах, король…
Если


У меня почему такой странный, наверно, вид во время исполнения как раз вот этих, но может и раньше, не знаю, песен, потому что я задумался по ходу пения, а хоть что-нибудь могу вспомнить из обстоятельств. Ну бывает же, действительно помнишь, какой-то дождик или какое-то место хотя бы, где это было, не знаю, безденежье, какие-то бытовые подробности или радости, все что угодно можно запомнить в связи. Ничего не помню, ну совсем не помню. Не помню даже как рука ходила по бумаге. Интересный феномен просто. Мне интересный. И еще такая же песня. Того же типа, я имею в виду.

Навещая знакомый берег…

С песней на музыку, как бы это сказать-то поточнее, по-научному, Нино Рота и не только, получилась история долгая, я ее несколько раз рассказывал по-разному, либо в деталях, либо вкратце, ну и сейчас тоже вкратце могу сказать, что побудило. Что побудило? Ну музыка и побудила, что называется. Наверное, впечатление от фильма «Крестный отец», это само по себе как-то подстегнуло. Потом то обстоятельство, что в основном музыка была мне известна вся, кроме вот этой главной минорной части, которая сейчас последует. И она там звучит достаточно незаметно и не на первом плане, не повторяется ни среди самых ярких музыкальных номеров... это мне наверно и было досадно… Это я сейчас фантазирую. Абсолютно непонятно, почему захотелось, почему стало ясно, что с этой музыкой надо обязательно какой-то текст исполнять, но тем не менее уверенность росла, а годы шли и ничего мне в голову не приходило, кроме того, что уверенность крепла. Годы шли своим чередом со всеми событиями, помимо всего уходили из жизни люди, очень значительные и для многих людей, и для всего мира, и для меня лично значительные, и я уже каким-то образом знал, что, что бы я ни сочинил, какой текст, он будет в память о тех людях, которым я не имел возможности выразить благодарность, признательность свою при их земной жизни. Ну а потом я поехал в Рим и этот волшебный город мне все объяснил.

Памяти всех

Со второй песней на музыку из того же фильма было уже несравненно легче, не знаю почему, вряд ли инерция, нет, скорее просто каким-то образом сразу угадалось другое содержание, менее, что ли, ответственное. Такая обыкновенная добродушная усмешка автора над самим собой, что называется, не привыкать. И Италия не пригодилась, обошлись Петербургом. (В зале звонит телефон.) Божественные звуки.

Есть на планете город Питер…

Сейчас две песенки новогодние, хотя по первой так сразу не скажешь, что она именно новогодняя, но это на поверхностный взгляд. Если повнимательнее приглядеться, это не что иное, как поздравительная открытка, с наклейками, с печатями, все как положено.

Романс-марш

Насчет следующей песни никаких сомнений нет, это откровенная застольная песня, после нее мы сделаем перерыв.

Долго ли, коротко…

Антракт.

Взявши почту и уйдя с ней на перерыв, я с трепетом ее разворачивал, думал, половина записок будет с просьбой прекратить бездарную болтовню. Обошлось. Деликатность победила. Так. Испанский эпиграф у нас ко второй части.

Райцентр

Московская песенка под названием «Красные ворота». Ну, о том, что, совсем перебив, о том, что только что исполнено, я бы охотно бы рассказал много всего дополнительного, если бы имел что. У меня нет никаких идей. Смутно припоминаю, что очередной раз перечитав «Записки сумасшедшего», я, видимо, как-то и уцепился за идею вот этой вот мифологической Испании в рассудке некоего персонажа. Больше ничего добавить не могу, остальные все вещи чисто формальные, музыканты понимают, о чем я. «Красные ворота», тут другое, тут меня, вроде бы я припоминаю, взяло за живое некоторое, как бы это сказать-то, некоторое ощущение пустоты, что ли, некоторая перемена вполне ощутимая в собственном стиле жизни. То есть тут речь идет в основном о таком стиле скорее вот такого конца студенчества, то есть моих восьмидесятых годов, когда чуть ли не половину времени, так во всяком случае вспоминается, на самом деле не так, но неважно, в это время ты себя ощущал куда-то едущим по Москве, в метро или наземным транспортом, и в этом был какой-то особенный ритм. Многим знакомо, но меня это, как я потом задним числом понял, меня это довольно сильно завораживало и одновременно как-то вдохновляло, как-то бодрило, придавало действительности некоторый особенный такой подвижный смысл, что ли, меняющийся и тому подобное прочее, ну это так все, фантазии и романтизм. Потом это прошло, и лет так через десять после окончания я вдруг заметил, что это прошло безвозвратно, совсем другое ощущение и движение, и стиль жизни, и Москвы, и всего-всего довольно сильно переменился в то время, а мне захотелось то ощущение каким-то образом возродить хотя бы в таком искусственно-декоративном виде. Вот такое было побуждение. Имеет ли оно общекультурное значение, я не знаю.

Красные ворота

В силу естественных причин довольно значительная часть песен, написанных двадцать или тридцать лет назад, забываются, как-то уходят из репертуара, и вот у меня теперь последние несколько лет такая появилась… это даже не назовешь забавой, уж больно это невеселая обязанность, сам себя обязал время от времени какие-то песни давние, забытые пытаться вспомнить и исполнять дальше, если получится, если какой-то в них интерес обнаружится. Ну вот, изредка такие попытки делаю, еще реже они оказываются удачными, опять-таки по естественным, понятным причинам. Сейчас попытаюсь сделать еще одну попытку. Как сильно говорю.

Душа, каких похвал…

Вопросы ко мне поступили в основном технические. Например, «в последнее время, когда вы выступаете в Гнезде глухаря, обычно делаете программу с антрактом, а когда выступаете в других местах, без антракта, почему так и что для вас минусы и плюсы концертов с перерывами и без». Где разрешают делать без перерыва, я там стараюсь делать без перерыва. Зачастую получается лучше, какой-то другой, я так надеюсь, во всяком случае я его так ощущаю, энергетический рисунок всего этого. Вот как-то есть какой-то подъем, и не делится это ни на что, и он же потихоньку идет на спад, где-то не в середине кульминация начинается, а ближе к концу. И это, как мне кажется, лучше, немножко драматургически лучше. Поэтому предпочитаю без антракта. Но это не всегда выходит еще и по медицинским причинам.

«Поделитесь, пожалуйста, впечатлениями о чем-нибудь недавно увиденном, услышанном, прочитанном». Вот это «о чем-нибудь» меня всегда чрезвычайно огорчает, очень трудно выбрать, поэтому избегаю отвечать.

«Вы часто говорили, что не что-нибудь новое беретесь читать, а перечитываете уже знакомое и прочитанное. А как вы перечитываете?» Дальше предлагаются варианты. Целиком, как правило. От начала до конца. Подряд. Без перерывов. Тут есть еще второй вопрос, про персонажа, который думает, что можно зарезать, украсть и все-таки быть счастливым. Я на эту тему тут спою несколько песен, так что отвечать не буду. Спрашивают, согласен ли я с этим персонажем.

Вот нашли общее в двух песнях, ни одна из них сегодня не исполнялась, одна с рефреном «мало ли что», а другая «В городе вчера пришла в движенье почва…». Ну да. Очень возможно, что есть что-то общее, даже много общего, как, наверное, в чем-то все уж мои-то сочинения между собой перекликаются.

Спрашивают, давно не спрашивали, кто же изображен на портрете в Эрмитаже, упоминавшемся в песне. Имени у него нет, у этого самого героя. Даже если оно и есть, даже если эта картина подписана как-то, то есть персонаж имеет имя, должность и тому подобное прочее, в тексте я бы его никак не, как бы это сказать, никак не учитывал, что ли, поименованность этого персонажа, он принципиальный аноним. Мне еще легче так к нему относиться, потому что это действительно скорее реальные впечатления, чем придуманные, то есть именно в Эрмитаже я такой портрет увидел, меня заинтересовавший, а потом в нужный момент он всплыл у меня в памяти, в голове, и сочинив уже текст, я нарочно заходил в Эрмитаж дважды, искал этот портрет. Не нашел, насколько я себе представляю, именно этот, нашел несколько других, которые тоже хорошо подходят под описание, и как-то успокоился, меня эта универсальность устраивает.

Ну и спрашивают о планах на осень, о дуэтном концерте с клавишными инструментами. Ну, тут ничего не могу сказать. Как пойдет. Тут предлагают некоторые варианты спеть этих песен. Там видно будет. А еще есть несколько вопросов, на которые я не нашел ответа и поэтому их даже не читаю.

Вот, кстати, об Эрмитаже и Петербурге, еще две петербуржские песенки. Ну, Петербург какое-то, довольно длительное время был для меня очень значительным городом. Как-то так… ну исторически, понятно, биографически, географически, и эти две песни о глубоко личных впечатлениях. Одна, правда… Ну ладно, потом придумаю, что про нее сказать.

Павловск

Да, так эта песня, как даже и из содержания видно, написанная со взглядом в довольно глубокое прошлое, а эта, следующая, видимо, по горячим впечатлениям. Ну, так мне помнится.

Фонтанка

Сейчас две песни с реальными прототипами. Ну, это даже не назовешь знакомствами, случайным знакомством, мимолетным знакомством, даже короткой встречей не назовешь. Ну, нет, пожалуй, короткой встречей, да. Беседа короткая. А так это, в общем, из разряда «знакомые знакомых». То есть из таких людей, которые вас, может быть, не вспомнят после этого, после этой встречи. Даже скорее всего не вспомнят, с кем они случайно там перемолвились двумя словами. Но я запомнил.

Для тех несчастных…

И сразу вторую.

Затем же, зачем…


Еще по поводу второго знакомства. Ну не знакомства, а случая. Как-то впервые подумал, я был очень молод еще, подумал о том, что… как зло все-таки многонаправлено и разнонаправлено. Есть же у злодея, вдруг подумал я, семья, есть же у злодеев жены, дети, не обязательно бесчувственные, там как повезет, или как, наоборот, не повезет, то есть это же какой простор для драм и несчастий, только на семейном уровне. То есть это плюс ко всем его жертвам, которые, так сказать, в силу профессии, если можно так выразиться, они губят. Это же все количество надо еще умножать на два, на три. Кажется, тоже, в общем, банальность и очевидность, но вот я это ощущение запомнил.

Следующий, как бы это сказать, хоровой номер… Как вы, наверное, уже заметили, большинство историй о сочинении какого-либо сочинения сводятся к тому, что сочинение долго-долго сочинялось, пока до конца не сочинялось. Это вот целиком относится к следующему произведению. Очень давно тоже задумалось и как-то общий контур был понятен, а доделывать ее до конца все не было достаточных стимулов. По совести говоря, не особенно хотелось. Потому что тут такое довольно сильное… с сильно таким социально-актуальным привкусом содержание, а это как раз и не хочется делать. Не то чтобы ощущаешь себя занимающимся не своим делом, но как-то и не совсем все-таки своим. Вроде как примеряешь чью-то чужую маску, некоего деятеля, что ли, да, некоего общественного лица. Но иногда всякое вранье, которое творится кругом и которое, видимо, инструмент любой политики у власти… Но если власть преступна, то оно просто необходимый ее инструмент и без него никто не обходится. А если госбезопасность у власти, чья, собственно, кровь и энергия вся тут строится на лжи, тот тут уж понятно, что все растет и увеличивается. И вот в какие-то моменты, не в бытовые, а в какие-то крупные, когда крупные какие-то события, которые, естественно, были все одеты во вранье, ну там типа выборов или зимней олимпиады, опять меня что-то подогревало и я продолжал это дальше сочинять, хотя… А потом снова бросал, и в конце концов, когда вранье стало уже тотальным и таким… уже настолько бездарным, что казалось бы, даже те, кто верили, должны были усомниться, но вряд ли, потому что сомнение тоже требует сил и способностей, да... Тогда уже я понял, что стимулов у меня просто уже не будет больше никаких особенных, и дописал только потому, почему большинство начатого дописывается, чтобы не болталось недоделанное. Вот и все.

Неужели свершилось…


Еще одна песенка, связанная с поездкой, на этот раз поездка в Михайловское и вокруг. Места живописные, кто был, знает, глухие (нрзб.). В общем, все это привлекательно было, романтизм, особенно вместе с историко-литературными ассоциациями и всем прочим. Конечно, все это впечатляло, и там как-то даже слегка и без абсурда не обходилось, то есть вместо пушкинского зайца знаменитого дорогу довольно часто на подъездах к Михайловскому перебегали журавли местные, тяжелые такие, мощные журавли, как пеликаны, в общем, перебегали, перелетали. Как-то это было жалко не запечатлеть, но получилось бы скорее больше связанным скорее с довлатовской повестью о заповеднике, чем с пушкинской ссылкой. Ну, мне так кажется.

Дежа

Спасибо за внимание.
Tags: отчет
Subscribe

  • понедельник - почти вторник

    спраздником)

  • (no subject)

    Сдаётся мне, эти размышления будут актуальны здесь. По крайней мере, они точно описывают разницу между Щербаковым и авторской песней, а также…

  • Дуэтный концерт в ГГ 19 июля 2021 года

    Прозвучали три новые песни, написанные на музыку Жоржа Брассенса. I отделение 1. Шарманщик (Мало ли чем представлялся и что означал…) (1991) 2.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments

  • понедельник - почти вторник

    спраздником)

  • (no subject)

    Сдаётся мне, эти размышления будут актуальны здесь. По крайней мере, они точно описывают разницу между Щербаковым и авторской песней, а также…

  • Дуэтный концерт в ГГ 19 июля 2021 года

    Прозвучали три новые песни, написанные на музыку Жоржа Брассенса. I отделение 1. Шарманщик (Мало ли чем представлялся и что означал…) (1991) 2.…