Curruculum (curruculum) wrote in m_sch,
Curruculum
curruculum
m_sch

Categories:

О словах, образах и звуках. Один момент в песне "Интермедия"

Песня "Интермедия 7" (альбом "Чужая музыка и не только. Часть I" 2008г.) описывает движение по автомобильной трассе далеко за городом, время действия: зима, ночь.

Гони сто сорок вёрст. Мигай, гуди, шуми.
Всё снег по сторонам, да хвоя.
Рельеф за кольцевой - жилой, но не живой.
Чернеют имена, да сплошь не прочтёшь.
Опять сейчас одно - куда, поди пойми -
ушло. Не разглядел его я.
В таком, как этот край, меня поди поймай.
Не зря он с высоты похож на чертеж.

...
В этой песне, как и во многих других поэтических миниатюрах Михаила Щербакова, герой путешествует, перемещается в пространстве. И лексика стихотворения с размеренностью подает сигналы пространственного ощущения мира: "гони", "вёрсты", "кольцевая", "край", "высота", "Волоколамск", "Таруса"... Но "Интермедия 7" - стихотворение не только о дороге и путешествии, а также о слове и звуке. И уже во втором куплете заходит об этом речь - "Сечет наискосок черта строку и слог". И хотя движение по дороге происходит, вероятнее всего, в одиночестве (во всяком случае, оно пронизано чувством оторванности от мира, предстоянием энтропии, которое персонаж песни выдерживает в одиночку - "сам по себе"), но появление темы "чутья", "вкуса" - это уже о культуре, которая невозможна без социума.

Интересно, что одним из главных сюжетных условий в содержании этой песни выступает скорость ("беглец" бежит от "вех"? старается удалиться от них на возможно большее расстояние? - может быть, но не обязательно), но ритм стихотворного текста - достаточно размеренный и плавный.
И еще у него есть одна особенность, о ней в этом очерке и пойдет речь.

Гони сто сорок вёрст. Мигай, гуди, шуми.
Всё снег по сторонам, да хвоя.
Рельеф за кольцевой – жилой, но не живой.
Чернеют имена, да сплошь не прочтёшь.
Опять сейчас одно – куда, поди пойми –
ушло. Не разглядел его я.
В таком, как этот край, меня поди поймай.
Не зря он с высоты похож на чертёж.

u_/u_/u_|u_/u_/u_
u_/uu/u_/u_u
u_/uu/u_|u_/uu/u_
u_/uu/u_/u_/uu_
u_/u_/u_|u_/u_/u_
u_/uu/u_/u_u
u_/u_/u_|u_/u_/u_
u_/uu/u_/u_/uu_

Не то Волоколамск мелькнул и миновал,
не то, наоборот, Таруса...
Сечёт наискосок черта строку и слог,
за что же с беглеца отчёт или штраф?
Меж тех, кто на земле с моё отзимовал,
чутья беглец не чужд и вкуса.
Но всех, от коих мчит, он вех не различит.
Лишь эти, за чертой, учтёт не читав.

u_/uu/u_|u_/uu/u_
u_/uu/u_/u_u
u_/uu/u_|u_/u_/u_
u_/uu/u_/u_/uu_
u_/uu/u_|u_/uu/u_
u_/u_/u_/u_u
u_/u_/u_|u_/u_/u_
u_/uu/u_/u_/uu_

– Прощай, – гласят они, – вина твоя мала,
но мы её тебе запомним.
Почти или уже – ты сам на чертеже
заметен не любым глазам по зиме.
Ты сам – минутный шум, невнятная молва,
зачёркнутый никем топоним.
Оно пока светло, ещё куда ни шло,
а ночью на земле – ты сам по себе...

u_/u_/u_|u_/u_/u_
u_/uu/u_/u_u
u_/uu/u_|u_/uu/u_
u_/uu/u_/u_/uu_
u_/u_/u_|u_/uu/u_
u_/uu/u_/u_u
u_/u_/u_|u_/u_/u_
u_/uu/u_/u_/uu_

Черта наискосок, строка напополам.
Скулит погоня, след теряя.
Уж час, как обогрев угас, не обогрев,
и мёрзну я, хотя одет мехово.
Нельзя не миновать. Прощай, Волоколамск,
вовек не разгляжу тебя я.
Смешно махать рукой на скорости такой,
и всё-таки машу. Да нет никого.

u_/uu/u_|u_/uu/u_
u_/u_/u_/u_/u
u_/uu/u_|u_/uu/u_
u_/uu/uu/u_/uu_
u_/uu/u_|u_uuu_
u_/uu/u_/u_u
u_/u_/u_|u_/uu/u_
u_/uu/u_/u_/uu_


"Интермедия 7" с метрической точки зрения представляет собой урегулированный разностопник, в правильном порядке чередующий длинные шестистопные (6 ст.) и короткие строки ямба. Ритмический период составляет четыре строки, но если первый "цикл" чередования заканчивается чистым 4 ст. ямбом, то у повторного проведения этой последовательности не очень обычное завершение:

Гони сто сорок вёрст. Мигай, гуди, шуми. u_/u_/u_|u_/u_/u_ 6 стоп
Всё снег по сторонам, да хвоя. u_/uu/u_/u_u 4 ст.
Рельеф за кольцевой – жилой, но не живой. u_/uu/u_|u_/uu/u_ 6 ст.
Чернеют имена, да сплошь не прочтёшь. u_/uu/u_/u_/uu_ 5 ст.


Здесь идет мимолетно отклонение в трехдольный размер - анапест (uu_). Благодаря тому, что предшествующие строки создают определенное ритмическое ожидание, концовка на его фоне звучит более стремительно, убыстренно, а строка распадается не на два, а на три фрагмента, и пауза после нее глубже и дольше, чем все предыдущие.

Присмотримся к длинным строкам. Пауза (цезура) четко делит их на две половины, причем, что удивительно, чаще всего они действительно одинаковы - эквиритмичны, как будто ритм второй половины строки дублирует предыдущую ритмическую группу. Так не везде, но в подавляющем большинстве случаев - убедимся в этом, если посмотрим на схему.
Уже с самых первых строк, как только звучит слово "вёрсты", стихотворение расставляет еще и стилистические ориентиры, отсылая нас к дорожному тексту русской классической литературы, к тем образам и мотивам, которые скрыты в нашей культурной памяти ("Ни огня, ни черной хаты. Глушь и снег... Навстречу мне Только вёрсты полосаты Попадаются одне...") - можно назвать это темой русской литературы "в зеркале заднего обзора". Но теперь, получается, что гораздо больше, чем лексика, на элегическую поэтику узнавания нацелен сам ритм и звук.
Длинная стихотворная строка в силу законов звукового восприятие требует разделения на более короткие фрагменты. Согласно различным подсчетам, речевой такт (часть фразы, объединенная единой интонацией и воспринимаемая на слух без пауз) составляет 8+/-1 слогов, в это число попадают все короткие стихотворные размеры: 4 ст. ямб и хорей, 3 ст. дактиль, амфибрахий и анапест. Все более длинные стихотворные размеры требуют цезуры, разделяющей их на отрезки, комфортные для распознавания.
В строке шестистопного ямба цезура обязательна, но располагаться она может по-разному. Опорными могут быть различные стопы - либо 3-я и 6-я (как в нашем примере), либо - 2-я и 4-я:

Над ризой белою, как уголь волоса,
Рядами стройными невольницы плясали,
Без слов кристальные сливались голоса,
И кастаньетами их пальцы потрясали..
и т.д.
(И. Анненский)

Это дактилическая цезура, в этом случае строка тоже распадается на части, но ощущения их симметрии не возникает. Противопоставление этих двух форм ритмической интерпретации данного стихотворного размера - "симметрической" и "ассиметрической" описано М.Л. Гаспаровым ("поляризация шестистопного ямба", см. Гаспаров, М. Л. Очерк истории русского стиха. Метрика. Ритмика. Рифма. Строфика. - М., 2000, с. 237. ). В современном поэтическом контексте "симметрическая" разновидность не может не восприниматься как дань классике и архаическая стилизация, что мы и наблюдаем в нашем примере. Хотя в случае "Интермедии 7" с характерной для нее полноударностью, с соблюдением большинства метрических ударений - это выглядит как оммаж уже даже не девятнадцатому, а чуть ли не восемнадцатому веку.

Примечательно, что начиная со второй строфы, разделительная функция цезуры вступает в игру, уже не только с целью стилизации, но и для создания звукового символизма:

Не то Волоколамск / мелькнул и миновал...

Яркое с точки зрения звуковых особенностей слово «Волоколамск» во второй половине строки, в глаголах - зеркально и дробно отражается:

ВоЛоКоЛМск - МеЛьКнуЛ, МиноВаЛ - согласные М, Л, В, К, из которых составлено слово "Волоколамск", "отзываются" в следующих за ним глаголах.

И на короткую строку переходит частичная звуковая симметрия:
Не то, наоборот, Таруса. - Н-Т, Р-Т - Т-Р

Сечет наискосок / черта строку и слог, - у этой строки также свой дублируемый набор звуков: С, Ч, Т, К

Меж тех, кто на земле / с мое отзимовал, - звуковая инструментовка на М, З, Л (и, кстати, у этих согласных звуков есть в своя роль в переплетения мотивов стихотворения, своя "звуковая тема")

Чутья беглец не чужд и вкуса, - обыгрывается аффриката Ч и шипящие.
А вот дальше, задействуются уже другие, еще более ударные принципы создание звукового паралллелизма - предпоследняя строка представляет собой, практически, панторифму, и созвучны уже не отдельные звуки, а целые окончания:

Но всех, от коих мчит, / он вех не различит,

- рифмуются "всех" - "вех", "мчит" - "различит", даже "но" и "он" идентичны по составу звуков, хотя и не рифма.

Рифмы - предмет отдельного рассмотрения. Их в стихотворении очень много, и любопытно, что первыми мы слышим как раз не концевые ("настоящие" стихотворные рифмы), а внутренние ("Рельеф за кольцевой - жилой..."). Они как бы поддерживают звучание, перетекание звуков из строки в строку, при достаточно сложном и отвлеченном смысловом содержании стихотворения, это те опоры, благодаря которым мы воспринимаем стихотворение легко, эмпатично, получаем от него эстетическое удовольствие и только предощущаем тот грандиозный смысловой и эмоциональный конфликт, который остается, по большей части, за кадром.

Ну, и к тому же, это воплощение идеи эха, ведь стихотворения во многом также и об этом.

Ты внемлешь грохоту громов,
И гласу бури и валов,
И крику сельских пастухов —
И шлешь ответ;
Тебе ж нет отзыва… Таков
И ты, поэт!

Subscribe

  • Как слово отзовётся

    Зачем любовь твоя, сказав «ещё чего», незнамо с кем бежала в Кишинёв? СМИ сообщили о намерении Великобритании отправлять беженцев в Молдову.

  • Перевод на французский

    В фб-сообществе "Французские (и не только...) песни - по-русски" опубликован перевод "Заклинания", автор - Ярослав Старцев. По-моему, очень хорошо!…

  • Концерт в Гнезде глухаря СПб 30.09.2021

    Программа: Вступление 1. Сверчки-кузнечики 2. Рыба 3. Под знаменем Фортуны... 4. Занавес 5. Волк 6. Балтийские волны 7. Аллилуйя 8. 1991 9.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments